ул. Волгоградская 193, оф.1007
Екатеринбург
Екатеринбург
ул. Волгоградская 193, оф.1007

Бесплатные консультации круглосуточно +7 (922) 040-7700

Сопротивление лечению

Как говорится в книге «Анонимные Алкоголики», единственное препятствие для выздоровления по Программе «12 шагов» — это неспособность честно посмотреть на самого себя и своё пьянство. Алкоголизм часто называют «болезнью отрицания». Это значит, что алкоголик склонен отрицать или преуменьшать свою болезнь, и это удаётся ему до тех пор, пока он не достигнет своего «дна». Только тогда появляется у него искреннее желание перестать пить, и одновременно он начинает смотреть открытыми глазами на своё пьянство.

Причина отрицания своего алкоголизма

Главная причина заключается в том, что отказ от алкоголя — это потеря. В голове алкоголика звучит голос самой болезни: «Не расстраивайся со мной мы так хорошо жили до сих пор. Алкоголь давал тебе забвение, утешение, позволял расслабиться, свободно общаться с другими людьми и заниматься сексом…» И этот голос говорит правду — действительно, в начальном периоде пьянства алкоголь помогает справиться с трудностями жизни. Ни один человек, находящийся в здравом рассудке, не начинает пить для того, чтобы причинить себе зло; он пьет ради тех удовольствий и выгод, которые дает алкоголь. И когда зло, причиняемое пьянством алкоголику, начинает перевешивать эти выгоды, они исчезают сразу. Примериться с их потерей крайне трудно. Поэтому, голос болезни заставляет алкоголика закрывать глаза на тяжесть своего положения, заставляет искать лазейку в мысли о том, что когда — нибудь, он сможет пить, «как нормальный человек».

Признать себя алкоголиком для многих людей означает опуститься на низшую ступень социальной лестницы, признаться в позорном пороке. Кроме того, бели ты признаешь себя больным, то из этого следует необходимость лечения и, значит, отказ от алкоголя. Отсюда — расхожая фраза, которой утешают себя некоторые алкоголики: «Да, я пью много, но я не алкоголик». Многие алкоголики признают себя больными людьми и даже позволяют родственникам отвести себя на лечение, но признание болезни еще не означает ее принятия. На пути принятия своего алкоголизма выстраивается ряд защитных барьеров: Минимизация (преуменьшение пьянства):

  • Я пью только по выходным;
  • Я пью только пиво или шампанское;
  • Я пью только в компании;
  • Я могу бросить пить, когда захочу — я много раз это делал;
  • Да, я пью, но у меня хорошая работа и семья; Проекция (проецирование своих проблем на других людей):
  • Все пьют;
  • Мои знакомые — вот кто действительно пьет; Рационализация (поиск причин своего пьянства):
  • Я пью, потому что все ополчились против меня;
  • Если бы вам пришлось пережить то, что пережил я, вы бы тоже пили;
  • Я перестану пить, если меня оставят в покое;
  • Я пью, потому что у меня такая работа;
  • Я пью, потому что я очень нервный
  • Я пью, потому что моя жена — дрянь, а начальник — негодяй;

Чем сильнее стыд, вина и угрызения совести за свое пьянство, тем сильнее эти защиты. Таким образом, алкоголик попадает в порочный круг:

Пока алкоголик пьет, психологические защиты помогают ему сохранить рассудок. Они вытесняют из памяти наиболее страшные и тяжелые эпизоды его пьянства, закрывать глаза на слезы жены, отчуждение детей, нелады на работе, уход прежних друзей, потерю прежних интересов, помогают переложить ответственность за свое пьянство на окружающих людей и обстоятельства жизни. Но когда алкоголик отказывается от спиртного и приступает к Первому Шагу Программы, эти защиты начинают мешать ему. Для того чтобы сделать Первый Шаг, надо вспомнить забытое и пережить свою жизнь заново, почувствовать беспомощность и безнадежность. Это больно, и психика бессознательно сопротивляется этой душевной боли.

В процессе лечения защиты преодолеваются, и порочный круг разрывается, но это — процесс. И успешность лечения зависит, в первую очередь, от желания пациента начать выздоровление.

Те люди, которые пока не испытывают желания расстаться с алкоголем, часто приходят на лечение под давлением своих родственников или сослуживцев с единственной целью — успокоить их и избавиться от постоянных упреков. Прохождение лечения позволяет им сказать: «Я лечился, как вы этого хотели, но мне это не помогло».

Такие пациенты иногда открыто демонстрируют свое нежелание лечиться:

  1. Они либо уклоняются от посещения лечебных мероприятий, либо формально присутствуют на них, не работая;
  2. Они объявляют о своей не заинтересованности в лечении или о несогласии с Программой;
  3. Они отказываются выполнять задания лечебного плана;
  4. Они преднамеренно срывают малую группу или собрание АА.

Если имеется несколько таких симптомов, мы приходим к выводу, что пациент не сотрудничает с персоналом Центра в усилиях, направленных на его выздоровление.

Такое поведение означает, что психологические выгоды, получаемые человеком от употребления алкоголя, пока имеют для него больший вес, чем проблемы, порожденные его пьянством. Часто единственная помощь, которую можно оказать такому алкоголику — это возможность достичь своего дна. По крайней мере, при этом алкоголик не сможет оправдать свое пьянство тем, что он прошел полный курс оказавшегося совершенно бесполезным лечения.

Гораздо чаще тот пациент, который в глубине души не готов еще отказаться от алкоголя, не сопротивляется лечению открыто, а создает видимость работы по лечебному плану. Хотя ни для кого не проходит бесследно, этот вариант — наихудший, потому что иногда такому алкоголику удается обмануть самого себя и на долгое время поставить крест на дальнейших попытках лечения.

Те алкоголики, которые имеют достаточную мотивацию на трезвость, хотят лечиться, также обычно сопротивляются процессу лечения. Такое сопротивление наблюдается почти у всех людей, проходящих психотерапевтическое лечение. Сопротивление — это своеобразная оппозиция психических сил человека, которая сознательно или бессознательно стремится сохранить существующее положение вещей, «оставить все, как есть». Поэтому лечение как раз направлено на изменение «того, что есть», состоит в преодолении сопротивления. Преодоление сопротивления — это работа.

Симптомы сопротивления в лечении

  • Не способность читать книги «Анонимные Алкоголики» и «12 шагов и 12 традиций»;
  • Затягивание и откладывание заданий»
  • Не способность выполнять задание письменно;
  • Рассказ о своем пьянстве на группе в «телеграфном стели» — описание своих действий и событий без упоминания о чувствах;
  • Смех, стремление сделать рассказ о своем пьянстве веселым и занимательным;
  • Замалчивание наиболее тяжелых эпизодов пьянства или не способность их вспомнить;
  • Молчание (может скрывать застенчивость или недоверие, но также и нежелание разговорами причинять себе боль);
  • Интеллектуализация (пациент углубляется в теоретическое объяснение, не позволяя себе пережить травмирующие чувства; вместо переживания чувств — их описания и анализ).

Что позволяет разорвать порочный круг и преодолеть сопротивление.

Знание концепции болезни. Когда алкоголик окончательно осознает, что алкоголизм — это не порок, а болезнь, уходит чувство вины, и защиты от части становятся не нужными;

Принятие на себя ответственности за свое выздоровление. Переход из пассивных позиций «лечите меня» в активную позицию «я лечусь»; Установка на принятие помощи лечебного персонала и группы. Способы терапевтического воздействия — обратная связь, конфронтация, интерпретация только при такой установке позволяет пациенту осознать свои защиты.

Сопротивление отступает тогда, когда приходит осознание. Того факта, что ты сопротивляешься.

Так как алкоголик никогда не может выздороветь от своей болезни, после прохождения лечения вместе с алкоголизмом сохраняется и его отрицание, только на время оно как бы уходит в тень.

Если выздоравливающий алкоголик снова начинает пить, то этому срыву предшествует иногда достаточно длительный предсрывный период.

Именно в это время поднимает голову отрицание. Оно проявляется в мыслях: «А может быть, я не алкоголик?», «может быть, я могу позволить себе выпить бутылку пива?». Оно проявляется в поступках: алкоголик перестает заниматься собой и переключается на помощь другим людям -ведь их проблемы с пьянством гораздо значительнее, чем его собственные!. Наконец, он перестает посещать группы А.А. — зачем ему это нужно?

Все эти мысли и поступки часто принадлежат человеку, который много раз слушал от других алкоголиков их истории и должен был бы понимать — то, что происходит с ним — это симптомы приближающегося срыва.

Должен, но не понимает, так как болезнь вступила в свои права, и отрицание алкоголизма заглушило голос разума. В это время алкоголик часто сопротивляется помощи своих товарищей по А.А. и забывает о присутствии в своей жизни Высшей.